В одной шубе - 30 лисьих жизней: педагог из Тольятти спасает лис со звероферм и строит для них большой дом

Первых двух лисят - Бусинку и Марса - Екатерина вызволила с фермы два года назад. Они «запрыгнули в последний вагон» - в октябре на ферме начинается забой. Всего простая женщина спасла уже 8 животных и вместе с благотворительным фондом «Помощь» строит в Самарской области «Дом для лис».
Фото: Екатерина Михайлова

Фото: Екатерина Михайлова

Посмотрите в глаза своей шубе. Блестящие черные или рыжие, как янтарь. В одной шубе 30 лисьих жизней. Одна любит крыжовник, у другой лучший друг – полосатый мячик, третья громко ворчит, как человек…

Только все эти «любит» есть не у всех. На звероферме лисята живут всего семь месяцев в тесных клетках. Где нет ни мячика, ни крыжовника, ни даже возможности за все эти месяцы просто полностью выпрямить ноги. А потом приходит человек, открывает дверцу клетки, и коротенькая жизнь семимесячного лисенка заканчивается, чтобы у кого-то появилась в шкафу шуба, опушка на куртке или меховой брелок для ключей – безделушка, которая стоит жизни.

Екатерина  из Тольятти, как и многие, раньше не задумывалась об этой связи – меховая вещь=жизнь. И, конечно, не думала, что станет «лисьей мамой», будет спасать пушных зверей и строить первый в Самарской области «Дом для лис».  Но так вышло, что большие дела делаются руками простых людей. Екатерина – педагог, она не была волонтером в приюте, не миллионер, которому «денег девать некуда». Но, однажды, увидев пост в соцсетях о спасенной со зверофермы лисе, полностью изменила свою жизнь.

Фото из личного архива героини

Фото из личного архива героини

Лисенок, который умел улыбаться

Екатерина в шутку говорит, что в ее семье «все немного сумасшедшие». Потому что, когда она увидела в соцсетях тот пост о спасении лисы, и рассказала о желании тоже вытащить животное со зверофермы, близкие ее не осудили, не посмеялись, а просто и ясно ответили – «давай».

- Я обычный человек, никогда не была волонтером. Работаю в образовании. У  нас в семье живет три собаки, которых мы взяли из приюта для животных и просто с улицы. Это было осознанное решение. Позже, я согласилась взять на передержку еще четыре собаки. Они у нас временно, пока не найдут дом. Итого семь собак, - рассказала порталу «Открытые НКО» Екатерина.

Как-то в соцсетях она случайно  наткнулась на пост волонтера из Москвы, которая спасает лис со звероферм. Автор текста вела сбор на выкуп животных и рассказывала, что не хватает рук и мест, куда можно было бы расселять спасенных лисят.

- Эта история почему-то не выходила из головы. Почти год я изучала тему, читала, смотрела ролики, следила за аккаунтами людей, которые содержат лис, переписывалась с теми самыми волонтерами из Москвы. Я начала серьезно готовить себя к тому, чтобы забрать лисенка с фермы.  Спасибо мужу, что не «бьет по рукам», нравится ему или нет, он помогает во всем.

Фото: Екатерина Михайлова

Фото: Екатерина Михайлова

Семья переехала в частный дом, чтобы здесь отстроить вольер для спасенных животных. Но сообщение от московских волонтеров, которые закрыли частично сбор на выкуп животного, все равно было неожиданностью для семьи Екатерины. Сначала они думали на звероферму ехать весной, когда только рождаются маленькие лисята.

- Но в сентябре 2020 мне написали: можем выкупить двух лис  прямо сейчас, если доберем нужную сумму. Потому что в октябре лис уже не будет – начинается забой. Спасать будет уже некого. Я понимала, что семимесячных лис никто не станет забирать в дома, взрослых животных практически невозможно приучить к выгулу, к лотку да и в принципе к человеку. Это непросто даже с теми, кого взяли маленькими. Все-таки это не собака и не кошка.  А лиса, всю свою хоть и короткую жизнь прожившая в тесной клетке. 

Екатерина согласилась. Чтобы выкупить одно животное, нужно около 10 тысяч рублей. Плюс расходы на транспортировку из Москвы в Самарскую область, почти столько же. Вложила свои деньги, помогли неравнодушные люди – она открыла в Интернете сбор на спасение лисы.

- Мы были последним шансом для лис. Пускай только для двух. Больше просто не могли вытащить. Я садилась в поезд в Москву в четверг. Все так быстро закрутилось – сообщение от волонтеров, сбор денег, сборы в поездку, а дома к приему животных практически ничего готово не было. Я попросила мужа сделать к субботе  вольер и уехала, - продолжила Екатерина.

Она хорошо понимала, куда едет. Что увидит там.

- Я себя готовила. Изучала ролики, материалы. Там работают люди, которым не близка философия спасения животных.  Мои эмоции и мои чувства там просто никому не нужны. Я не хотела, как  другие, снимать на камеру увиденное, потому что в следующий раз меня туда просто бы не пустили. Хотя я прекрасно понимаю блогеров, которые так делают – своими видео они хотят показать другим людям, что такое зверофермы. 

Фото: Екатерина Михайлова

Фото: Екатерина Михайлова

Больше всего Екатерину поразил масштаб. Звероферма – это  гектары земли, на которых рядами стоят шеды – это такие клетки из сетки. Огромные территории для каждой подгруппы: лисы, еноты, рыси, соболя, енотовидные собаки, норки, сурки...

- Нас встретила зоотехник. Я ожидала увидеть совсем другого человека. Но она оказалось очень доброжелательной. Знает всех своих лис, она их растила, переживает за них. Но никак изменить судьбу лисят не может, такая у нее работа. Не может изменить даже условия, в которых живут свою коротенькую жизнь животные. Потому что руководство фермы утверждает – все по стандартам. Клетки такие тесные, что лисы, которых растят на гормонах – чтобы быстрее достигли своего физиологически взрослого состояния, не могут все семь  месяцев даже полноценно встать на лапы. Они все время находятся в полуприсяде. Дно у клетки тоже из сетки, из-за этого лапки сильно деформируются. Под клетками горы биомусора. Кормят лис фаршекашей. Смесь рыбных и мясных отходов  со злаками. Выглядит ужасно. Серая кашеобразная масса с очень неприятным запахом, - вспоминает Екатерина увиденное.

Она помнит, как шла между этими длинными рядами, не понимая, как выбрать двух из сотен. Заглядывала лисам в глаза. Одни шипели, другие пытались грызть клетку, кто-то лежал неподвижно.

- Я часто останавливалась, а зоотехник все махала – идем дальше. Она подвела меня к лисенку и говорит: «Возьмите его. Он всегда так радуется, когда к нему подходишь». На самом деле – мы остановились у его клетки, а он как будто улыбается и машет хвостом. Лисы производят очень специфические  звуки, не свойственные ни одному из животных. И вот этот лисенок  кричит, как ребенок. Хотя ему уже даже не шесть, а семь месяцев. И я впервые увидела животное, которое умеет улыбаться.  Он любимчик ветврачей и зоотехников фермы. Конечно, я взяла его. Его назвали Марс, что то космическое, не земное – он наш первый спасенный лис. 

Первый спасенный лис Марс. Фото: Екатерина Михайлова

Первый спасенный лис Марс. Фото: Екатерина Михайлова

Оставалось выбрать второго.

- Я ходила от клетки к клетке, заглядывала в глаза. А потом встретилась взглядом с лисичкой. Она лежала в уголочке, прижав к себе хвост. Только глазки, как бусинки, блестели. И взгляд такой, будто плакала. Я назвала ее Бусинка. Мы уехали домой. В поезде не покидала одна только мысль – там, на ферме остались  еще сотни. Побывать на звероферме – это как оказаться в детском доме, откуда не выходят – такое невозможно забыть, - признается Екатерина.

До и после: так Бусинка изменилась у Екатерины. Фото: Екатерина Михайлова

До и после: так Бусинка изменилась у Екатерины. Фото: Екатерина Михайлова

Дома всего за пару дней муж в одиночку сделал вольер 15 квадратных метров. По сравнению с клетками 70 на 70 – шикарные условия. Когда лис  только выпустили туда, они даже не понимали, как ходить. Лапы никогда не ступали по ровной поверхности. Лисы по привычке сутулили спину и очень робко ступали по полу.

- А потом освоились. Они впервые попробовали бегать, прыгать. Мы купили им мячик, игрушки. Столько счастья было. А нам было радостно от того, что эти животные уже никогда не станут чьей-то шубой. 

Фото: Екатерина Михайлова

Фото: Екатерина Михайлова

Спустя несколько месяцев Екатерина на собственные деньги выкупила еще одно животное - красно-снежную лисичку Снежинку. На этом семья планировала остановиться. Но Екатерине  позвонили сами со зверофермы.

Выкормленная из бутылочки

Зоотехник одной из звероферм, зная, что Екатерина спасает лис, позвонила и рассказала историю детеныша лисы. Двухнедельного щенка сильно покусала мама-лиса. Такое бывает. Запертые в клетках звери часто сами наносят себе тяжелые травмы – отгрызают хвост, ранят спины, иногда жертвами становится потомство.

- Лиса отгрызла детенышу хвост и часть спины. Из клетки ветврачи вытащи практически неподвижно тело. Одна из ветеринаров забрала лисенка себе домой, чтобы попытаться спасти. Ей стало жалко малышку. Кормила ее из бутылочки, обрабатывала ранки, спала она  у нее прямо на кровати. А когда начальство узнало, что малышка выжила, ей сказали – либо выкупай, либо обратно ее  в клетку. Держать лису в однокомнатной квартире она не могла. Как и отдать ручную ласковую  малышку  обратно, чтобы она в будущем стала чьим то мехом. И она позвонила мне. 

Лисенок Майя. Фото: Екатерина Михайлова

Лисенок Майя. Фото: Екатерина Михайлова

Екатерина запустила в Сети сбор на срочный выкуп лисенка. Откликнулось очень много людей, нужную сумму собрали за сутки. Так в семье появилась Майя. Дома ее прозвали «диванная лиса», настолько она была ласковой и «человекооринетированной». Первое время жила в доме, спала, как привыкла -  на диване, подворовывала детские игрушки, обожала детей, требовала хозяйку почесать ей пузо, а отсутствие хвоста никак лисе не мешало обычной жизни «ребенка».

Майя очень привязана к человеку. Фото: Екатерина Михайлова

Майя очень привязана к человеку. Фото: Екатерина Михайлова

- Это было прекрасное время. Но повторю – лиса это не кошка и не собака. Самостоятельное животное, характерное. И в большинстве своем лиса, если выкуплена с фермы позже трех месяцев,  не ручная. Ее невозможно приучить  к рукам. Лисы разрушители. Они высоко лазают, хорошо копают. Поэтому в квартире, если вы дорожите ремонтом и мебелью, содержать этих животных практически невозможно. От лис резкий  и сильный запах. Они издают громкие звуки, могут даже пугать криком, свистом и писком – они так общаются. Животные со звероферм не доверяют до конца человеку. Могут терпеть и позволять быть рядом, конечно, ведь человек их кормит. Не пытаются нас сожрать – уже за это спасибо. Даже ручная Майя – не домашний котик. Сейчас она живет в вольере, но не обделенная вниманием. Там ей куда свободнее и безопаснее.

Сразу несколько лис попали к Екатерине из Белоруссии. Там закрывалась ферма. Новому владельцу она просто оказалась не нужна. Сколько успеют, решили продать, остальных убить, не ради меха, а потому что возиться с животными и искать каналы продажи шкур директору не хотелось. Волонтеры с разных городов провели полноценную операцию по спасению хотя бы нескольких. Так в Тольятти появились лисята из другой страны. Сейчас у Екатерины восемь лис.

Фото: Екатерина Михайлова

Фото: Екатерина Михайлова

Дом, где лис можно видеть живыми

- Когда начинаешь заниматься какой-то темой, вселенная привлекает нужных людей. Я начинала одна при поддержке своей семьи. Потом помогала семья друзей. А дальше познакомилась с директором благотворительного фонда «Помощь». Мы задумали создать «Клуб счастливых животных», в котором будет три направления работы: «Счастливая пенсия» – передержка старых собак на дожитие, «Котоясли» - выкорм новорождённых котят. Но основное направление «Дом для лис» - спасение, выкуп и содержание пушных животных со звероферм, - рассказала Екатерина.

Клуб уже работает. И вскоре станет еще масштабнее – команда фонда «Помощь» выделила под строительство лисьего дома большую территорию земли в 20 километрах от Тольятти. Это будет приют для пушных зверей, рассчитанный на  20 пушных животных. А еще для енотов. Два енота уже ждут в Самаре переезда сюда.

- Хотелось бы выкупить песцов и енотовидных собачек. Но средняя цена на выкуп от 12 до 18 тысяч за одну жизнь. Содержание лис и других животных дорогое. Лисы кушают только мясо, рыбу, фрукты и овощи. Даже содержание восьми  лис тянуть тяжеловато.

Фото: Екатерина Михайлова

Фото: Екатерина Михайлова

Но бросить все и отказаться от дела по спасению животных Екатерина даже не думает. Не только ради самих лис. Но и ради людей.

 - На зверофермах осталось около 20 окрасов лис. С закрытием ферм многие окрасы теряются, у людей просто не будет возможности видеть этих лис, какими бывают эти удивительные животные. Спустя несколько поколений, узнает ли человек про существование жемчужных лис, про серебристо-черных, лавандовых, снежных? 

Фото: Екатерина Михайлова

Фото: Екатерина Михайлова

В доме для лис, который строят сейчас в Тольятти, в вольерах появятся лазилки, лестницы, будки, полочки, ведь эти животные очень любят карабкаться – могут даже забраться на 15-метровое дерево. Здесь будет загон для выгула на земле, маленькие бассейны – лисы обожают купаться. А вокруг – дорожки, беседка и детская площадка, чтоб жители Самарской области и гости региона смогли увидеть животных, которых спасли.

Фото: Екатерина Михайлова

Фото: Екатерина Михайлова

- Наш дом для лис будет открыт для всех. В этом мы видим цель – показать людям живых, веселых и красивых лис. Чтобы взрослые и дети сами убедились, насколько прекрасны лисы именно так, а не в виде шубы в шкафу. 

Дело это не простое, потому что большинство людей поддерживает проекты по спасению собак и кошек. А с лисами – много мифов. Чаще всего у Екатерины спрашивают, почему она их не выпустит в лес.

Фото: Екатерина Михайлова

Фото: Екатерина Михайлова

- Звери с ферм попросту там не выживут. Они не умеют охотиться, прятаться, они сами пойдут к человеку. Ведь человек для них – тот, кто покормит. Соответственно и потомство они не могут обучить жизни в лесу и охоте. А еще нас упрекают в том, что выкупая лис, мы обогащаем зверофермы. Но! На место купленной лисы не посадят никого нового. Животное неоткуда взять – сколько родилось в сезон-столько родилось. Да и слишком мало пока тех, кто спасает лис. Из тысячи рожденных лисят спасут несколько десятков по всей стране за год. На одну шубу идет около 30 животных. То есть волонтеры даже одну шубу пока не спасают…

Екатерина и ее команда понимают, что пока лисы не так популярны, как шубы из них.

- Но многие, кто уже подписался на наши профили в соцсетях, отказались от шуб и никогда больше не купят изделий из натурального меха. Спасая лис от смерти ради чужой красоты, мы стараемся донести до как можно большего количества людей простую истину: жить хочет каждый. Если люди будут видеть этих прекрасных животных вживую, они перестанут покупать шубы!

Фото: Екатерина Михайлова

Фото: Екатерина Михайлова

Читайте также

Аня, Слава, Коля, Вова, Андрей и Вадим - родные люди, но для счастья этой семье не хватает заботливых родителей. Команда проекта «Детский...
13:30, 20 мая 2022
Фонд «Дети-бабочки» и президентский фонд «Круг добра» запустили совместный проект: в 2022 году они поведут 10 выездных патронажей в регионах России и обеспечат пациентов с тяжелыми формами заболевания дорогостоящими перевязочными средствами.
10:37, 20 мая 2022
Этот необычный театр живет по особым законам: здесь учат людей быть свободными на сцене, а один и тот же спектакль каждый раз играется по-новому. Рассказываем, как записаться в студию.
01:38, 20 мая 2022
Для некоммерческой организации это огромная поддержка в интернет-пространстве, которая поможет точечно продвинуть программы и привлечь внимание к проблемам бездомных животных.
22:42, 19 мая 2022
Авторы обещают участникам организацию похода по красивейшим местам Севера, курсы личностного роста и образовательные тренинги.
17:50, 19 мая 2022
27 мая особенные ребята из Ростовской области выйдут на поле. Их ждет не только товарищеский матч, но и мастер-классы, концерт и встреча...
16:29, 19 мая 2022
Сообщение отправлено!

Благодарим Вас за сотрудничество!

Восстановить пароль
Регистрация