Женщина из Северной Осетии, выросшая в интернате, распространяет видеоанкеты детей-сирот, чтобы помочь им обрести семью

Лидия Моргоева после смерти родителей жила в доме-интернате, дважды пережила возврат. Спустя годы осуществила свою мечту – помогать детям-сиротам. Она стала волонтером проекта «Ангелы-Хранитли» фонда «Измени одну жизнь».


Текст подготовила Иоланта Качаева

Стать «Ангелом-Хранителем» для ребенка из детского дома просто очень просто – достаточно поделиться его анкетой в социальных сетях, на форумах и любых других интернет-площадках. Чем больше людей увидят анкету, тем выше шансы ребенка на семью. Это волонтерский проект фонда «Измени одну жизнь», который помогает детям-сиротам обрести дом. С начала проекта уже  9424 «Ангелов-Хранителей» со всего мира помогли более, чем 21 тысяче детей стать видимыми, распространяя их видеоанкеты в соцсетях. Благодаря «Ангелам» 7128 мальчиков и девочек уже нашли родителей.

Как, например, маленькая Зоя из Сибири. Девочка, выросшая в детдоме, имевшая четвертую группу здоровья, пережившая возврат от первых приемных родителей, благодаря видеоанкете теперь не только счастливая и любимая дочка в дружной семье, но и известная детская модель.

Одна из постоянных участниц проекта – волонтер Лидия Моргоева. После смерти родителей она жила в доме-интернате, дважды пережила возврат. Спустя годы осуществила свою мечту – помогать детям-сиротам. Лидия поделилась не только воспоминаниями, но и невероятным случаем, который помог ей стать участницей проекта «Ангелы-Хранители». С тех пор она распространяет видеоанкеты малышей и подростков, чтобы найти им семью, и призывает это делать других.

Лидия Моргоева. Фото: предоставлено фондом “Измени одну жизнь”.

«Поговори с Ангелами-Хранителями»

Я живу в Неаполе. В Италию из России уехала в 2008 году. Мечтала, что вернусь через три-четыре года и начну помогать детским домам. Но жизнь внесла свои коррективы, и я все еще здесь. В последние годы стала думать, как стать полезной детям-сиротам. В Италии детских домов нет, здесь совсем другая система. Итальянцы платят налоги, в которых уже заложен процент на помощь сиротам. Благотворительности как таковой просто не существует.

Когда я все это я узнала, стала задаваться вопросом, что делать? Ответ пришел неожиданно — во сне. Я отчетливо услышала фразу: «Поговори с Ангелами-Хранителями»… С кем, как?

И вот в одно прекрасное утро в начале января я случайно на экране смартфона увидела фото милой девушки и заголовок: «Ангел-Хранитель» Наталья Федоренко: «Как сейчас живется «моим» детям?». Я прочитала историю Натальи, у меня от восторга перехватило дыхание… Во-первых, от названия фонда, во-вторых, от названия программы, да и от всей этой истории! Нашла Наталью в Фейсбуке, мы познакомились, пообщались, и она мне объяснила, как зарегистрироваться на сайте фонда «Измени одну жизнь», стать волонтером проекта.

С того дня я делюсь видеоанкетами детей и новостями фонда в своем аккаунте.

Видеоанкеты не просто важны, они необходимы как для детей, так и для будущих родителей. Никакая фотография не может передать эмоции, характер и настоящую суть ребенка. Каждый будущий приемный родитель хочет как можно больше узнать о ребенке, поближе познакомиться с ним, и видеоанкеты способствуют этому. Увидев малыша или подростка живым, активным, улыбающимся, в движении, намного легче принять решение и понять, мой это ребенок или нет.

Некому было отвести в первый класс

Когда-то я тоже ждала, что меня заберут из интерната. Наша семья жила на Кавказе, в Моздоке. В 1964 году трагически погиб наш папа, спустя два года не стало мамы, а потом ушла бабушка… И мы с братом оказались одни.

Брат учился в школе-интернате, когда бабушка была еще жива. И когда ее не стало, я знала, что хочу учиться там же, где и брат. В сентябре все мои друзья пошли в школу, а меня некому было отвести в первый класс. Мне было 7 лет. Соседи меня подкармливали и укладывали спать. А с утра до вечера я была предоставлена сама себе.

И вот в какой-то из дней я поняла, что мне нужно учиться. Вечером постирала платьице, помыла босоножки и решила, что завтра поеду в город.

Встреча на автобусной остановке

На остановке незнакомая женщина спросила, с кем я, куда еду. Я ей рассказала, что у меня никого нет, но я хочу учиться, все мои друзья учатся, и я тоже не хочу быть дурочкой. Женщина рассмеялась и спросила, есть ли у меня деньги на билет. А я ответила гордо: «Я же учиться еду! Меня не возьмут без билета?» Она рассмеялась еще больше.

Потом прижала меня к себе, и я почувствовала такое приятное тепло, как будто меня обнял родной человек. Ее звали Муза. Когда мы приехали в город, начался дождь. Тетя Муза повела меня в магазин и купила мне резиновые сапожки и болоньевый плащ. Моей радости не было предела! Я до сих пор чувствую вспоминаю тот день, все тело покрывалось пузырьками радости! Именно пузырьками, а не мурашками. Это было детское ощущение, но оно намного сильнее, чем взрослое. Я так ей была благодарна, но тогда я еще, конечно, не знала, что это чувство так называется!

Потом мы пошли в большое многоэтажное здание. Тетя рассказала, для чего мы пришли. К нам вышла женщина с бумагами, и мы вошли в кабинет. Там меня расспрашивали о моей жизни, я рассказала все, как есть. Тетя Муза сказала, что ей нужно идти, попрощалась с нами и ушла… А за мной приехала воспитательница из интерната и меня повезли учиться.

Лидия Моргоева. Фото: предоставлено фондом “Измени одну жизнь”.

Обо мне заботился брат

В интернате я прожила семь лет. У меня был родной брат, которого я любила больше всех на свете. Он меня тоже очень любил и заботился обо мне. Он с друзьями часто бегал на колхозный рынок неподалеку. Ребята помогали торговцам: носили ящики с товаром, подметали мусор. За это получали овощи, фрукты, сласти. И всегда брат делил еду со мной. Когда вырос, всегда возил в детские дома на праздники подарки. Даже когда женился, и в семье появились дети, он не нарушал традицию. Объяснял жене, что у его детей есть родители, а у сирот – нет. Брата не стало, когда ему было всего 34 года. У меня словно вынули душу тогда…

Вернули без объяснений

В интернате я с младших классов мечтала, что когда-нибудь меня с братом заберут добрые люди, станут для нас как наши мамы и папа. О своих первых приемных родителях я ничего не знала. Я жила и училась в Осетии, а они приехали из Грузии. Я прожила у них один год, потом меня они меня вернули.

Причин возврата не знаю. Уже будучи взрослой, поняла, что приемный отец был против того, чтобы я жила с ними. Очень сильно меня поддерживала воспитательница нашего класса Сусанна Арамовна. Она часто забирала меня к себе домой на выходные.

Второй возврат

Второй раз меня хотела удочерить преподавательница пединститута из Пятигорска. Она жила с престарелой матерью. Я прожила у них три месяца – летние каникулы после седьмого класса. В конце августа они меня вернули и больше к себе не забирали.

Статьи о возвратных детях для меня до сих пор очень больная тема, всегда плачу, когда читаю об этом. Знаю, что чувствуют дети. Страх за свое будущее, ненужность этому миру и глубочайшее недоверие к окружающим.

После второго возврата наша медсестра Галина Эдуардовна брала меня на выходные к себе домой, всегда меня хвалила и говорила, что я обязательно буду счастлива, когда вырасту…

Не хватало воздуха под маской

После интерната я поступила в педагогическое училище. Студенческие годы были самыми счастливыми и беззаботными, хотя мне приходилось и учиться, и подрабатывать на жизнь.

В 21 год я вышла замуж за офицера, и мы уехали на Дальний Восток. Первые годы все было хорошо. Но потом семейная жизнь дала трещину. Мы развелись после 13 лет брака. В тот момент я не понимала, почему это случилось. Осознание пришло позже. Когда начала читать книги, узнала, что в разводе всегда виноваты оба супруга. И это, действительно, так. Я очень боялась остаться с двумя детьми одна. И поэтому перестала быть искренней в своих чувствах. Надела маску. Делала вид, что у нас все хорошо. На это уходили все силы, и я чувствовала себя, как выжатый лимон. Мне не хватало воздуха под маской, я задыхалась… Когда я сказала мужу все, что накопилось, рухнул брак, мы развелись…

Дети не должны жить в детских домах

В коротком интервью невозможно рассказать обо всех сложностях. Но поверьте, жизнь в детдоме очень влияет на психологическое, душевное и физическое состояние. Трудно передать словами, как тяжело мне было жить с глубокими обидами и недоверием миру.

Уверена, что и свою семью я не смогла сохранить именно из-за того, что не было перед глазами примера семейных отношений. Я глубоко убеждена,  что дети не должны жить в детских домах и интернатах. Мечтаю о том, что наступят времена, когда исчезнет необходимость в этих учреждениях, что скоро сознание человечества дорастет до того уровня, когда не будет брошенных детей.

Чужих детей не бывает. Все это поймут очень скоро! Пусть все дети будут дома!

За время своей деятельности в роли «Ангела-Хранителя» Лидия распространила не один десяток анкет детей-сирот, среди них есть и те, кто уже нашел свою любящую семью. Не все приемные родители готовы говорить публично о том, что их ребенок жил раньше в детском доме. Как говорится, счастье любит тишину. Но ведь главное – результат, и вдохновляющий пример, не так ли?

 

Главное фото: pixabay.com

Статья опубликована в рамках конкурса «Люди, которые меняют мир», который портал «Открытые НКО» проводит при поддержке Медиагруппы «Комсомольская правда». Три материала о самых интересных проектах опубликуют на сайте kp.ru, а также на страницах «Комсомольской правды». Материалы от НКО и волонтерских объединений принимаем до 25 июля (включительно) 2021 года. Итоги будут подведены 2 августа.

Читайте также

Руководитель Школы приемных родителей фонда, психолог Мария Беккер, ответила всем, кто выступает с вопросом «зачем поддерживать систему».
15:44, 16 июля 2024
Ребята и их воспитатели собрали 137 килограммов мусора на переработку.
Проект реализован при поддержке Фонда президентских грантов.
09:16, 13 июля 2024
Праздник был посвящен 15-летию благотворительной организации "Инициативная группа по защите животных".
14:01, 12 июля 2024
Сообщение отправлено!

Благодарим Вас за сотрудничество!

Восстановить пароль
Регистрация